1.0. В основе изучения культуры как знакового явления лежит представ­ление об эквивалентном обмене информацией между адерсантом и адресатом. При всем разнообразии вытекающих из этой предпосылки конкретных интер­претаций, у них есть устойчивая общая черта: предполагается, что передаю­щий и принимающий пользуются общим для обоих, данным заранее или возникающим в процессе общения кодом.
1.1. Следствием из этой предпосылки является убеждение в том, что в иде­альном,  абстрактном случае,  раскрывающем не случайности конкретного функционирования реально данных знаковых систем в реальных условиях (в которых подлинная коммуникативная схема, пользуясь термином Платона, лишь «присутствует»), а основную модель коммуникации, переданное и полу­ченное сообщение взаимно равны.
1.2. Согласно  этим же представлениям,  непонимание, неполное пони­мание или различное восприятие одного и того же сообщения — результат шума, явления, чуждого коммуникации и внешнего по отношению к ней. Он мыслится как та случайность, которая находится вне явления, как такового (Связь этого представления с некоторыми глубинными идеями теории науки очевидна. Ср. «Мы соответственно этому рассматриваем случайность как нечто такое, что может быть, но может также и не быть, которое может быть таким, a также и другим, чье бытие или небытие, бытие такого или другого рода имеет свое основание не в нем самом а в другом» (Гегель В.-Ф. Соч. M. Л. 1929 Т. 1 С. 243)).
2. 0. Изучение культуры как знакового явления заставляет предположить, что на том уровне семиотической структуры человеческого коллектива, где осуществляется непосредственный обмен сообщениями и текстами, нормаль­ным является другой случай: обменивающиеся информацией пользуются не одним общим, а двумя различными, но в определенной мере пересекаю­щимися кодами. Таким образом, коммуникативный акт представляет собой не пассивную передачу информации, а перевод, перекодировку сообщения.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2.1. Из сказанного вытекает, что понимание, передача информации в принципе требует усилия, поскольку, в частности, подразумевает обратный процесс реконструкции переданного сообщения. Непонимание, неполное по­нимание иди переосмысление — не побочные продукты обмена информа­цией, а принадлежат самой ее сути.
2.2. Единый  непротиворечивый код и связанная с ним модель обмена информацией возникает на более высоком уровне.
1) В процессе научного описания коммуникативною акта.
2) Как необходимый для коммуникации  метауровень  самоосмысления коммуникативного акта. Обменивающиеся информацией должны верить, что они говорят «на одном языке».
3) Как тенденция культурной самоорганизации коллектива.
3.0. Не следует думать, что трудности и неадекватности в передаче-приеме сообщения  на  уровне непосредственного контакта представляют лишь из­держки конструктивного несовершенства конкретных механизмов передачи информации.  Анализ знакового механизма культуры убеждает нас, что культура в своем внутреннем движении постоянно и целенаправленно утверждает механизмы затрудняющие  процесс  передачи сообщений. Если сопоставить сообщение на языке уличной сигнализации и поэтический текст, то станет
очевидно, что в результате более высокой организованности второго, мера вызываемых   коммуникацией   затруднений   резко   возрастает. Если закон усложнения семиотических структур неуклонно действует в пределах одного культурного цикла, то одновременно в лавиноподобной прогрессии растут трудности понимания текстов и уменьшается возможность их однозначной дешифровки.
3.1. Тенденции, отмеченные в 2.2.3) (образование единых кодов) и в 3.0. (распадение единых кодов), существуют как два противонаправленных, но взаимно обусловленных и одинаково необходимых семиотических механизма культуры. Окончательная победа любой одной из них сделает коммуникацию или ненужной, или невозможной
4.0. Устойчивость тенденции [3.0.] заставляет поставить вопрос о ее функ­ции в процессе культурной организации коллектива и о социальной необхо­димости этой функции
4.0.1. Устойчивость и эффективность того или иного коллектива подра­зумевает разнообразие составляющих его индивидов, исключающее их абсо­лютную взаимозаменяемость (ср. переход в органическом мире от однопо­лости к двуполости и неуклонно возрастающую избирательность у высших животных в реализации полового акта, превращающуюся  в социальном бытии человека в полную невозможность тождественно заменить в брачной паре одного из участников другим существом того же пола, очевидно, что при этом трудности для отдельного индивида возрастают так же, как при усложнении других знаковых коммуникаций, очевиден и порой трагиче­ский для индивида характер этих трудностей. Однако столь упорная реализация одной и той же тенденции в самых различных областях «социальной кибернетики» заставляет отказаться от мысли, что перед нами — издержка плохой  организации,  а не до конца еще нам  понятный конструктивный механизм).
4.0.2. Пользование одними и теми же кодами и циркулирование одних и тех же, не меняющихся в процессе передачи сообщений привело бы к тому, что коллектив оказался бы состоящим из семиотически однородных индиви­дов, то есть к утрате одной из наиболее существенных сторон, отличающих одну личность от другой. Составленный таким образом коллектив крайне потерял бы в устойчивости и выживаемости.
4.1. Существующая коммуникативная модель объясняет циркуляцию со­общений, но не объясняет возникновения их содержания, механизма появле­ния новых «посланий» и текстов.
4.2. Чем ограниченнее опыт того или иного коллектива, тем существеннее для него наличие различных кодов, разнотипных каналов связи и циркуляции по ним различных сообщений.
5.0. Механизм увеличения разнообразия сообщений требует, однако, на более высоком структурном уровне противонаправленного механизма их взаимного перевода и переведения в непротиворечивые тексты более высоких уровней. На вершине культурной системы, видимо, необходимы тексты, которые в пределах данной культуры воспринимаются как абсо­лютные
5.0.1. Следует подчеркнуть, что в данном случае мы имеем дело не с семантической нейтрализацией, «снимающей» антитетические суждения, по­скольку тексты, циркулирующие на уровне непосредственных контактов, образуют не логические антитезы, а систему диалогов и полилогов. Перевод их на метауровень связан с такими информационными потерями, что возни­кает потребность не заменить разноречивые тексты согласованными мета-сообщениями, а одновременно учитывать информацию, поступающую из этих противоречивых каналов Включенный в семиотический механизм куль­туры индивид одновременно получает и передает в цепи непосредственного общения индивидуализированные тексты и, будучи причастен наиболее общим уровням, получает коды, единые для всего коллектива и тех его ча­стей, к которым он причастен.
5.0.2. Картина усложняется благодаря тому, что тексты и коды в системе культуры имеют тенденцию меняться рангами, получая всеобщность или сжи­маясь до строго индивидуальной понятности.
6.0. Кратко охарактеризованный выше принцип заставляет критически отнестись к установке структурного исследовательского анализа на домини­рующее описание «языка» систем.  «Случайные», с точки зрения языка, явле­ния не могут быть оставлены без внимания   они представляют собой рабо­тающие механизмы в семиотической структуре культуры, и следует искать пути к их описанию  В связи с этим актуальность приобретают исследования семиотической природы непереводимости и разного рода создаваемых куль­турой шумов, а также степени пересечения различных действующих в единой системе культуры кодов.
7.0. Семиотическая карта, составленная для высоких метауровней, будет иметь четкие границы между районами и равноокраинные их поверхности. Для  уровня  непосредственного общения  она  будет фиксировать разнооб­разные  пересечения  в  многослойной  системе  индивидуального  семиозиса. В силу несовпадения между пересечениями на разных уровнях индивидуаль­ной семиотической деятельности границы здесь будут размыты.
7.1.   Следует подчеркнуть, что антитеза «индивидуальный код» — «код общий с адресатом» не может отождествлялся с противопоставлением лич­ного языка — коллективному. То, что, с одной стороны, в процессе обще­ния выступают индивидуальности разного типа (человек, семья, трудовой коллектив, сословие, народ — могут выступать как различного рода индивидуальности), а с другой, любой индивид может рассматриваться в качест­ве цепочки «передающий — принимающий» с различными кодами у каж­дого, лишь увеличивает разнообразие кодов. Общие коды создаются не на уровне непосредственного общения, сколь обширным ни был бы включен­ный при этом в обмен информацией коллектив, а на метауровнях общест­венного семиозиса.
7.2. Непонимание, затруднение понимания в процессе общения является результатом столь же целенаправленных усилий культуры на протяжении ее исторического движения, как и понимание и облегчение компроцесса ком­муникации. Только наличие обеих тенденций обеспечивает функционирова­ние семиотического механизма культуры
 
1973



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы