Еще в начале XII в. русский летописец монах Киево-Печерского монастыря Нестор, которого большинство историков считают составителем знаменитой летописи «Повесть временных лет», задался вопросом «откуда есть пошла Русская земля».
     Этот вопрос интересует ученых и поныне. Ответить на него — значит понять исторические корни русского и других славянских народов, выявить их место на древней географической карте Европы, понять их взаимоотношения с другими европейскими народами.

     Нестор о происхождении славян. Хотя в понимании Нестора по вопросу о происхождении славян немало наивного, мифологического, он поразительно прозорливо отметил основные черты этого происхождения.
     Летописец совершенно точно определил, что славянство — это лишь часть общеевропейского потока народов. Опираясь на библейское сказание о том, что после «великого потопа» сыновья Ноя разделили между собой землю, Нестор полагает, что один из них Иафет (Афет) взял под свое покровительство «полунощные страны и западные», т. е. страны Европы, где и расселились все, кто пришел туда вместе с Иафетом. В состав народов, которые «сидят» в «Афетовой части», вошли русь, чудь (прибалтийские народы), ляхи (поляки), прусы (исчезнувшее балтское племя, давшее название Пруссии), а также свей (шведы), урмане (норвежцы), агняне (англичане), фряги и римляне (итальянцы), немцы и другие европейские народы.
     Летописец рассказывает о расселении европейских народов и помещает славян на Дунае, там, где позднее стали жить венгры и болгары. И от тех славян, пишет он, «разидошася (т. е. разошлись) по земле и прозвашася (т. е. прозвались) имены своим». Итак, по мысли Нестора, земли по Дунаю — вот древнейшая исконная родина славян, откуда они разошлись по белу свету. Правда, летописец не вполне уверен в своей гипотезе. Он не исключает, что славяне, возможно, жили в земле скифов, которые в VI — IV вв. до н. э. занимали огромные пространства Восточной Европы, в том числе Поднепровья и Северного Причерноморья, или даже в земле хазар, которые осели в степях Приазовья и Нижнего Поволжья.
     Но дунайская прародина славян была все-таки ему ближе; именно, с дунайских берегов, из Прикарпатья и переместились в Среднее Поднепровье древние славяне, а оттуда уже разошлись по иным местам.
     Два обстоятельства поражают своей реальностью в рассуждениях древнего автора: понимание славянства как древнейшей и неотъемлемой части всего европейского сообщества народов и представление о появлении славян на территории Поднепровья, междуречья Оки и Волги, в районе русского Севера в результате миграции (переселений) из иных мест.
     И еще очень любопытное обстоятельство заметил Нестор: славяне с начала своей древнейшей истории, с самого времени появления на берегах Днепра, Днестра, Оки, Волги, озера Ильмень жили в окружении многочисленных народов, которые, как и они, осваивали эти земли. Вместе с русью находятся «вси языци», т. е. другие народы, из которых летописец упоминает чудь, мерю, мурому, весь, мордву, пермь, печеру, ямь, югру (относившихся к угро-финской этнической и языковой группе народов) и литву, летголу, земиголу (предков нынешних литовцев, латышей), относившихся к балтским народам. Заметим, что во всех этих наблюдениях летописец был недалек от истины.
     Индоевропейцы. Ученые разных стран в результате изучения археологических находок и анализа развития древних языков пришли к выводу, что вся «Афетова часть» народов, куда входили и славяне, расселилась по территории Европы в период неолита (нового каменного века).
    Неолит начался в VI — III тысячелетиях до н. э. Это было революционное время для человеческого общества. В тот период люди изобрели многое из того, чем мы пользуемся до сих пор. Они научились делать глиняную посуду, изобрели колесо, овладели искусством прядения, спустили на воду первые лодки, стали строить рубленые дома. А самое главное — были усовершенствованы орудия труда из камня: они стали более легкими, острыми,
производительными; на рубеже неолита и энеолита (меднокаменного века) человечество овладело выплавкой меди.
     При помощи новых орудий люди научились вспахивать землю. Именно к этому времени относится овладение человечеством искусством земледелия и скотоводства. Этот процесс получил название неолитической революции, которую ученые считают одним из главных событий в истории человечества. Неолит стал временем, когда человек получил возможность осваивать далекие земли, не боясь оторваться от своих привычных, уже обжитых мест.
     В эти тысячелетия на территории Европы и Азии появились так называемые индоевропейцы, которые сливались со здешними жителями, создавали новые общности людей.
     Из индоевропейцев в дальнейшем выделилась восточная группа языков и народов (индийцы, иранцы, армяне, таджики), западноевропейская группа (англичане, германцы, французы, итальянцы, греки) и славянская группа (восточные, западные и южные славяне: русские, украинцы, белорусы, поляки, болгары, чехи, сербы, словаки, хорваты, словенцы и др.).
     Нестор вскользь упомянул, что было время, когда по всей Европе был «род един и язык един». И действительно, до III тысячелетия до н. э. индоевропейцы еще представляли собой единое целое, говорили на одном языке, молились общим богам.
     Свидетельством этой общности индоевропейцев, в том числе и славян, являются близкие для многих народов черты в строении древних жилищ, религиозных культах, древних украшениях. Так, глубины индоевропейской памяти проглядывают в так называемых ромбо-точечных композициях, которые использовались многими европейскими народами в течение долгого времени при изготовлении глиняной посуды, сохранились в вышивках чуть ли не до XX в. Эти же черты видны в дошедших до языческих времен раннего средневековья культах оленей и лосей, в ряде праздников, зародившихся в среде тех же охотничьих племен (например, веселых так называемых «медвежьих праздников», проводимых многими народами в весенние дни пробуждения медведя от зимней спячки). Об этом же говорит и распространение женских божеств плодородия у древних земледельцев.
     Известный славянский языческий бог Перун — громовержец сродни литовско-латышскому Перкунису, индийскому Парджанье, кельтскому Перкуниа. И сам он очень напоминает главного греческого бога Зевса. Славянская языческая богиня — покровительница брака и семьи Лада вполне сопоставима с греческой богиней Латой. У всех этих богов и богинь, у многочисленных религиозных культов, как правило, единые индоевропейские корни.
     Корни славян. На рубеже III — II тысячелетий до н. э. в период бронзового века, когда овладение металлическими орудиями труда и оружием обусловило быстрое развитие индоевропейских племен, они начали обособляться друг от друга И говорить на индоевропейских диалектах. Племена, пользовавшиеся славянским наречием индоевропейского языка, прекрасно понимали тогда своих соседей индоевропейцев — германские и балтские племена. Близок был славянский диалект и иранским языкам, на которых говорили индоевропейцы, жившие к юго-востоку от будущих славян. И не случайно до сих пор немало общих корней имеется в языках славянских народов и древнейшем языке Индии — санскрите или языке древних иранцев.
     Но где же обитали эти предки славян, кто был их ближайшими соседями?
     Установлено, что во II тысячелетии до н. э. предки славян, еще не разделившихся на отдельные народы, обитали где-то между балтами, германцами, кельтами и иранцами. Балты жили к северо-западу от славян, германцы и кельты — на западе от них, на юго-востоке обитали индоиранские племена, а на юге и юго-западе — греки, италики. Предкам славян принадлежала какая-то область в районе бассейна реки Вислы. Большего ученые сказать не могут.
     Если окинуть взглядом всю территорию Европы, то окажется, что предки славян в период разделения индоевропейцев оказались на северо-восточной окраине Европы. В дальнейшем их соседями на востоке стали угро-финские, иранские, позднее тюркские племена и народы.
     Так, исторические предки славян на европейском континенте заняли земли, наименее выгодные в смысле природных условий, климата, по сравнению, скажем, с землей Древней Эллады, Апеннинским полуостровом, западной частью Европы. В дальнейшем это окажет свое воздействие на развитие всего славянского мира, особенно на его восточную часть — восточно-славянские племена.
     В середине II тысячелетия до н. э. мы застаем предков славян, занимавших огромную территорию Восточной Европы. Их центром по-прежнему остаются земли по реке Висле, но их миграция простирается уже до реки Одер на Западе и Днепра на Востоке. Южная граница этого расселения упирается в Карпатские горы, Дунай, северная, часть доходит до реки Припяти.
     Как видим, территория Прикарпатья, Подунавья уже появляется в виде далекой славянской прародины, о чем знал Нестор.
     К середине II тысячелетия обозначился процесс консолидации осевших на своих местах родственных племен в большие этнические группы.
     Появление славян. Со второй половины II тысячелетия до н. э. единообразие праславянского мира нарушается. У европейских племен появляется бронзовое оружие, в их среде выделяются конные дружины. Все это приводит к усилению их военной активности. Наступает эпоха войн, завоеваний, переселений. На рубеже II и I тысячелетий до н. э. в Европе появляются новые общности, состоящие порой из разноязыких племен, идет воздействие одних племен на другие. Новые группировки праславян в это время сосредоточиваются в двух местах.
     Одна из них располагается в северной половине Центральной Европы и очерчивает западную часть праславянского мира и какуюгто часть кельтских и иллирийских племен. Эта группировка на долгие годы получила название венедов.
     В восточной части праславянского мира складывается группировка с центром в Среднем Поднепровье. Именно этот район нас интересует больше всего, так как именно здесь появились восточные славяне и возникло государство Русь.
     Здесь пашенное земледелие становится основным занятием праславян; в начале I тысячелетия до н. э. они уже овладевают выплавкой железа из болотной и озерной руды. Это обстоятельство резко меняет их быт, позволяет успешнее осваивать природу; вести оборонительные и наступательные войны.
     С этого времени, с X — VII вв. до н. э., мы и начинаем говорить о той ветви славянского мира, которая после ряда изменений и исторических катаклизмов постепенно превращается в мир восточнославянских племен. В течение нескольких веков существовала балто-славянская общность. Балты занимали юго-восточное побережье Балтийского моря, доходили до верховьев Оки, а предки славян жили южнее — от Среднего Поднепровья и Припятского Полесья до бассейнов Вислы и Одера.
     Балты и славяне говорили на одном языке, были близки по традициям быта, хозяйства, у них были общие боги. В дальнейшем, отсоединившись друг от друга, балты и славяне являлись народами — двоюродными братьями. Многое в их жизни и языке напоминало о древней общности.
     Тесными были в это время контакты и взаимовлияние предков славян с североиранскими племенами, из которых позднее выделились постоянные соперники славян — скифы и сарматы. Не случайно в славянском языке появились такие заимствования из иранских языков, как «Бог», «топор», «кот» (небольшой загон, хлев) и др. Но пока это еще единый мир. Он говорит на едином балто-славянском языке, пока еще нет разделения на отдельные народы. Есть огромная восточноевропейская общность, уже обособившаяся от германцев, кельтов, италиков и других индоевропейцев.
     К этому времени относится первое известное нам нашествие степняков-кочевников на поднепровские земли. Конные племена киммерийцев обрушились на земледельцев Поднепровья. Противоборство продолжалось долгие годы.
     В VI — IV вв. до н. э. восточные земли славянской прародины подверглись новому нашествию и завоеванию со стороны скифов — иранских кочевых племен. Скифы передвигались большими конными массами, жили в кибитках.
     Скифы создали мощное государство во главе с царями, вели войны с соседями, установили торговые связи с греческими колониями на северных берегах Черного моря.
     Часть древнеславянского населения, спасаясь от кочевников, ушла на север, оставшиеся на своих местах жители вошли в состав Скифской державы. Этих земледельцев — праславян, живших под владычеством скифов, греческие историки называли скифы-пахари.
     В ходе археологических раскопок выяснено, что местные земледельцы жили в небольших избах, расположенных внутри городищ-укреплений. Эти крепости на случай опасности имели загоны для скота. В одной такой крепости могло размещаться до 1000 изб, где жили отдельные семьи.
     Именно в ту пору зарождаются племенные образования восточного славянства. В районе расселения земледельцев скифского времени в дальнейшем появится племя полян, давших начало Киеву.
     В период с 400 по 100 г. до н. э. на обширной территории между средним течением Одера и Припятским Полесьем и Поднепровьем население, говорившее уже по-славянски, а не на балто-славянском языке, медленно, но неуклонно совершенствовало свою жизнь.
     С конца II в. до н. э. и до V в. н. э. на этой же территории живут наследники ранних славян. Они ставят свои селения на прибрежных возвышениях или среди труднопроходимых для врага заболоченных низин. Их дома деревянные, рубленые; разделение на отдельные горницы еще отсутствует, помещение одно, общее. К дому примыкают небольшие хозяйственные пристройки, навес. В центре дома стоит каменный или глинобитный очаг. Кое-где появляются уже печки, сложенные из камней и глины. Среди деревянных домов встречаются и большие полуземлянки с очагами, где население, возможно, жило в холодное зимнее время.
     Древние римляне и греки называли племена, жившие на территории от Балтики до Карпат, венедами, их ближайшими соседями, как и прежде, были германцы на западе и балты на севере и северо-западе.
     В это же время к востоку от Вислы вплоть до Среднего Поднепровья живет население, близкое по своему происхождению к жителям Повисленья. Оно расселялось на восток вплоть до Днепра, сливалось со здешними жителями, дальними предками славян, скифами, балтами, другими племенами. Во II — III вв. н.э. эти новые этнические образования распространяются далее — на реку Десну, доходят до бассейна верхней Оки, приходят во взаимодействие с живущими здесь балтами.
     Начиная со II в. до н. э. эти земли испытали новый натиск врагов. Из низовьев Дона, из черноморских степей на север в Среднее Поднепровье продвинулись кочевые орды сарматов. И снова поднепровские жители частью ушли на север, разбрелись по лесам, а частью передвинулись к югу, где вместе со скифами противостояли нашествию.
     У сарматов во главе племен нередко стояли вожди-женщины. И не случайно в древних славянских сказаниях говорится о борьбе народных богатырей с Бабой-ягой, стоявшей во главе степного воинства.
     Ко II в. н.э. разрушительное последствие сарматского нашествия было преодолено. Вновь наполняются населением задунайские и днепровские берега, лесные поляны в чащах вдоль Припяти, Десны, верховьев Оки. Возобновляется торговля поднепровских изадунайских жителей с Балканами и греческим миром.
     Анты. Мир и покой в славянских землях во II — V вв. дали свои плоды. Начиная с V в. на землях, где еще раньше хозяйничали скифы и сарматы, в бассейнах Днепра и Днестра, сложился мощный союз восточнославянских племен под названием анты.
     Теперь к востоку от славян не было промежуточной прокладки со степью. Вплотную к ним подступали тюркоязычные племена, ставшие их извечным противником на долгие столетия. Преодолев на Востоке одного врага, славяне вскоре получали из глубин Азии противника другого. Такова была судьба обитателей Восточно-Европейской равнины.
     Первыми тюрками, которые появились в грозной близости от восточнославянских земель, стали гунны. В 370-е гг. началось их мощное нашествие на Восточную Европу. В своем движении гунны затронули и южные области восточных славян. Они увлекли за собой часть угро-финских и сарматских племен. Это было поистине масштабное и ужасное по своей жестокости нашествие народов.
     В войсках гуннов, двигавшихся на Запад, шли и славянские отряды, которые сражались на стороне гуннов с готами, римлянами, германскими племенами.
     Наивысшего расцвета держава гуннов достигла при Аттиле в середине V в. Аттилу называли «Божьим бичом». Это был коварный и жестокий правитель, одаренный полководец, искусный дипломат. Гунны воевали и с Римом, и с Византийской империей, отделившейся от Рима в конце IV в. Они дошли до территории Северной Италии и Франции, но там, на Каталаунских полях в 451 г. были разгромлены своими объединившимися противниками. Вскоре после этого (в 453 г.) Аттила умер. Гуннская держава распалась.
     Восточнославянские племена лесостепи, удаленные от центра гуннской державы, располагавшейся за Карпатами, продолжали развивать свое хозяйство, совершенствовать быт. Они в укрытых природой местах — на приречных возвышенностях, на лесных полянах, в болотистых низинах, как и их предки — праславяне, отстраивали свои полуземлянки, облицованные в верхней части деревом, рубили деревянные дома с печками-каменками в углу, запахивали новые земли, разводили домашний скот, охотились, ловили рыбу, собирали в лесах мед. Порой поселения славян этой поры состояли из десятков и сотен домов и тянулись вдоль берегов рек, укрытые подступающими лесами. Здесь на солнечных черноземах юга стал использоваться железный плуг, что позволяло эффективно обрабатывать почву и получать большие урожаи. Выращивали пшеницу, ячмень, рожь, овес, просо, горох, гречиху, лен, репу, лук, капусту. Из этих краев зерно шло на экспорт в Римскую империю.
     С V в. подъем в восточнославянских землях привел к резкому увеличению славянского населения в районах Прикарпатья, лесостепи и степи, развитию мощных социальных процессов. Усиливалась роль племенных вождей, старейшин, вокруг них складывались дружины, зарождалось имущественное расслоение в некогда единой среде. Население, укрывшееся в северо-восточных лесах, начинает обратное переселение на юг, на свои древние исконные земли, в районы Среднего Поднепровья, в бассейны Днестра и Буга.
     Все это и явилось основой для обозначившегося в V в. мощного движения восточнославянских племен в районы Подунавья, на Балканский полуостров, в пределы Византийской империи. Воинственные, хорошо вооруженные славянские дружины начинают предпринимать дальние рискованные военные предприятия. В ходе этого движения на юг славяне создают сильные военные союзы, объединяют свои дружины, формируют огромные речные и морские флотилии, на которых быстро передвигаются на дальние расстояния.
     Первые десятилетия VI в. стали поистине триумфом славянского давления на Византию. Византийские авторы сообщают о постоянных набегах задунайских славенов, а также антов на владения империи. Они постоянно переходят Дунай, появляются в византийских провинциях Фракии и Иллирике, овладевают греческими городами и селами, захватывают жителей в плен и берут за них огромные выкупы. Славянская дружинная стихия заливает Подунавье и Северные Балканы, отдельные струи этого потока доходят до территории древней Спарты и до средиземноморских берегов. По существу славяне начинают колонизацию византийских владений, расселяются в пределах империи, начинают там свое хозяйствование.
     Не имея сил сдержать этот неудержимый натиск силой, византийские власти откупались от славянских нашествий территориями, богатыми дарами — золотом, дорогими тканями, драгоценными сосудами, брали славянских вождей к себе на службу.
     Кий, основание Киева. Именно к этому времени (концу V в.) некоторые ученые относят помещенные в русской летописи события, связанные с основанием города Киева, столицы одного восточнославянского союза племен, названного позднее полянами.
     Летопись рассказывает, что один из Полянских князей Кий вместе со своими братьями Щеком и Хоривом и сестрой Лыбедью основали город и нарекли его Киевом в честь старшего брата. Затем Кий «ходил к Царю-городу», т. е. в Константинополь, был там принят императором с большой честью, а возвращаясь обратно, осел со своей дружиной на Дунае, основал там «градок», но впоследствии вступил в борьбу с местными жителями и вновь вернулся на днепровские берега, где и скончался. Эта легенда находит известное подтверждение в данных археологии, которые говорят о том, что в конце V — VI в. на Киевских горах уже существовало укрепленное поселение городского типа, бывшее центром Полянского союза племен.
     Одновременно идет колонизационное движение славян и в других направлениях. Из бассейна Балтики часть славянских племен двигается на запад, на земли ушедших в глубь Европы германских племен. Другая их часть заселяет земли, расположенные к востоку — по берегам озера Ильмень. Здесь на перекрестке древних торговых путей встречаются два славянских потока: славянских переселенцев с юга, периодически уходивших на север под натиском кочевых орд, и славянских колонизаторов с запада. Так проходило формирование мощного славянского центра в Приильменье — союза племен, которые позднее получили название новгородские словене.
     Византийские авторы оставили в своих трудах немало сведений о своих северных соседях. Они описали, в частности, быт и нравы славян V — VII вв.
     Описание древних славян. «Правосудие у них было запечатлено в умах, а не законах,— писал один греческий историк, отмечая, что у славян в то время еще не было письменного законодательства,— воровство случалось редко и считалось важнее всяких преступлений. Золото и серебро они столь же презирали, сколько прочие смертные желали его». А вот свидетельство другого автора: «Племена славян ведут образ жизни одинаковый, имеют одинаковые нравы, любят свободу и не выносят рабства. Они особенно храбры и мужественны в своей стране и способны ко всяким трудам и лишениям. Они легко переносят жар и холод, и наготу тела, и всевозможные неудобства и недостатки. Очень ласковы к чужестранцам, о безопасности которых заботятся больше всего: провожают их от места до места и наставляют себя священным законом, что сосед должен мстить соседу и идти на него войной, если тот по своей беспечности вместо охраны допустит какой-либо случай, где чужеземец потерпит несчастье». Греки заметили особенности общинного патриархального порядка жизни славян: «Пленники у славян не так, как у прочих народов, не всегда остаются в рабстве; они определяют им известное время, после которого, внеся выкуп, те вольны или возвратиться в отечество, или остаться у них друзьями и свободными». Часто вступая в схватки со славянами, греки весьма внимательно изучали характер славян и их военные повадки: «Они превосходные воины, потому что военное дело становится у них суровой наукой во всех мелочах. Высшее счастье в их глазах погибнуть в битве. Умереть от старости или от какого-либо случая — это позор, унизительнее которого ничего не может быть. Они вообще красивы и рослы; волосы их отливают в русый цвет. Взгляд у них скорее воинственный, чем свирепый». «Часто делают набеги, неожиданные нападения и различные хитрости днем и ночью и, так сказать, играют войной». «Величайшее их искусство состоит в том, что они умеют прятаться в реках под водою. Часто, застигнутые неприятелем, они лежат очень долго на дне и дышат с помощью длинных тростниковых трубок, конец которых берут в рот, а другой высовывают на поверхность воды и таким образом укрываются в глубине. Кто даже заприметит эти трубки, тот, не зная такой хитрости, сочтет их настоящими. Опытные люди узнают их по отрезу или по положению и тогда их придавливают ко рту или выдергивают и тем заставляют хитреца всплыть наверх». Удивительно и такое наблюдение: «Славяне никакой власти не терпят и друг к другу питают ненависть».
     Борьба с аварами и хазарами. В середине VI в. новая волна кочевников вышла из глубин Азии — то были авары, многочисленная тюркская орда, которая продвинулась в Восточную Европу, вела постоянные войны с Византией и в конце концов осела на территории современной Венгрии. Как и 200 лет назад, во время гуннского нашествия, удару подверглись южные области восточных славян. С горечью писал позднее летописец о том, что авары «примучивали» славян, издевались над славянскими женщинами, запрягая их в телеги вместо волов и лошадей. Славяне в течение VI — VII вв. вели с аварами постоянные войны.
     На исходе VII в. авары были разгромлены франками; с тех пор начинается быстрый упадок непрочной аварской державы. Тот же русский летописец с удовлетворением записал, что вскоре авары «помроша вси», а на Руси стали говорить «погибоша аки обре», т. е. «погибли, как авары».
     Но на этом тяжкие испытания для славян не кончились. В середине VII в. Азия бросила в Поволжье, Северное Причерноморье, на Северный Кавказ новые кочевые тюркские орды — хазар, которые на несколько столетий стали опасными соседями восточных славян. Часть восточнославянских племен оказалась в зависимости от государства хазар — Хазарского каганата, чей центр сначала размещался на Северном Кавказе, а позднее переместился в устье Волги, где располагалась хазарская столица Итиль.
     Но хазарское нашествие затронуло славянские земли лишь краем. Вскоре между землями восточных славян и хазарами установились соседские отношения. Через Хазарию шла славянская торговля с Востоком. Мирные отношения перемежались военными конфликтами: славяне стремились освободить свои юго-восточные территории, левобережье Днепра от хазарского владычества.

???
1. Кто такие индоевропейцы? Как связаны между собой индоевропейцы и славяне?
2. Что знают современные ученые о происхождении и расселении древних славян? Найдите на карте места расселения древних славян и их соседей.
3. Когда произошло выделение восточных славян из состава славянских народов? Найдите на карте места расселения восточных славян и проследите за их перемещениями в древности. Чем были эти перемещения вызваны?
4. Как влияло на жизнь восточных славян их соседство с кочевниками?
5. Какие выводы о жизни славян можно сделать, исходя из содержания легенды о Кие?
6. Что вы можете сказать об общественном строе, обычаях и характере восточных славян, опираясь на описания византийских авторов?



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы